И сколько весит этот зад узнает скоро шея

Рядом с готикой жил озоруючи
И плевал на паучьи права
Наглый школьник и ангел ворующий,
Несравненный Виллон Франсуа.
(О.Мандельштам).

Я одинок – сколь жребий мой жесток!
Я одинок – где горестям граница?
Я одинок – кому пошлешь упрек?
Я одинок – полна моя слезница.
Я одинок – мне не к чему стремиться!
Я одинок – стенаний не прерву!
Я одинок – вся жизнь моя – темница.
Я одинок – я попусту живу.

Я одинок – таков мой горький рок;
Я одинок – дочитана страница;
Я одинок – печален сей зарок,
Я одинок – ничем не исцелиться,
Я одинок – о где моя гробница?
Я одинок – я дочитал главу.
Я одинок – я сплю, но мне не спится.
Я одинок – я попусту живу.

Я одинок: как долго медлит жница!
Я одинок во сне и наяву:
Я одинок: а жизнь все длится, длится.
Я одинок – я попусту живу.
(Перевод с английского Е.Витковского).
И такие же меланхолики периодически собирались у Шарля Орлеанского в Блуа, но королем их стал все же именно Вийон! Победила его знаменитая Баллада поэтического состязания в Блуа (в переводе И. Эренбурга):
От жажды умираю над ручьем.
Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.
Куда бы ни пошел, везде мой дом,
Чужбина мне — страна моя родная.
Я знаю все, я ничего не знаю.
Мне из людей всего понятней тот,
Кто лебедицу вороном зовет.
Я сомневаюсь в явном, верю чуду.
Нагой, как червь, пышней я Всех господ.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.
Я скуп и расточителен во всем.
Я жду и ничего не ожидаю.
Я нищ, и я кичусь своим добром.
Трещит мороз — я вижу розы мая.
Долина слез мне радостнее рая.
Зажгут костер — и дрожь меня берет,
Мне сердце отогреет только лед.
Запомню шутку я и вдруг забуду,
Кому презренье, а кому почет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.
Не вижу я, кто бродит под окном,
Но звезды в небе ясно различаю.
Я ночью бодр, а сплю я только днем.
Я по земле с опаскою ступаю,
Не вехам, а туману доверяю.
Глухой меня услышит и поймет.
Я знаю, что полыни горше мед.
Но как понять, где правда, где причуда?
А сколько истин? Потерял им счет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.
Не знаю, что длиннее — час иль год,
Ручей иль море переходят вброд?
Из рая я уйду, в аду побуду.
Отчаянье мне веру придает.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Баллада истин наизнанку

Мы вкус находим только в сене
И отдыхаем средь забот,
Смеемся мы лишь от мучений,
И цену деньгам знает мот.
Кто любит солнце? Только крот. Л
ишь праведник глядит лукаво,
Красоткам нравится урод,
И лишь влюбленный мыслит здраво.
Лентяй один не знает лени,
На помощь только враг придет,
И постоянство лишь в измене.
Кто крепко спит, тот стережет,
Дурак нам истину несет,
Труды для нас — одна забава,
Всего на свете горше мед,
Коль трезв, так море по колени,
Хромой скорее всех дойдет,
Фома не ведает сомнений,
Весна за летом настает,
И руки обжигает лед.
О мудреце дурная слава,
Мы море переходим вброд,
И лишь влюбленный мыслит здраво.
Вот истины наоборот:
Лишь подлый душу бережет,
Глупец один рассудит право,
И только шут себя блюдет,
Осел достойней всех поет,
И лишь влюбленный мыслит здраво.

Спор между Вийоном и его душою

— Кто это? — Я.- Не понимаю, кто ты? — Твоя душа. Я не могла стерпеть. Подумай над собою.- Неохота. — Взгляни — подобно псу,- где хлеб, где плеть, Не можешь ты ни жить, ни умереть. — А отчего? — Тебя безумье охватило. — Что хочешь ты? — Найди былые силы. Опомнись, изменись.- Я изменюсь. — Когда? — Когда-нибудь.- Коль так, мой милый, Я промолчу.- А я, я обойдусь.
— Тебе уж тридцать лет.- Мне не до счета. — А что ты сделал? Будь умнее впредь. Познай! — Познал я все, и оттого-то Я ничего не знаю. Ты заметь, Что нелегко отпетому запеть. — Душа твоя тебя предупредила. Но кто тебя спасет? Ответь.- Могила. Когда умру, пожалуй, примирюсь. — Поторопись.- Ты зря ко мне спешила. — Я промолчу.- А я, я обойдусь.
— Мне страшно за тебя.- Оставь свои заботы. — Ты — господин себе.- Куда себя мне деть? — Вся жизнь — твоя.- Ни четверти, ни сотой. — Ты в силах изменить.- Есть воск и медь. — Взлететь ты можешь.- Нет, могу истлеть. — Ты лучше, чем ты есть.- Оставь кадило. — Взгляни на небеса.- Зачем? Я отвернусь. — Ученье есть.-Но ты не научила. — Я промолчу.- А я, я обойдусь.
— Ты хочешь жить? — Не знаю. Это было. — Опомнись! — Я не жду, не помню, не боюсь. — Ты можешь все.- Мне все давно постыло. — Я промолчу.-А я, я обойдусь.

Я знаю, кто по-щегольски одет,
Я знаю, весел кто и кто не в духе,
Я знаю тьму кромешную и свет,
Я знаю — у монаха крест на брюхе,
Я знаю, как трезвонят завирухи,
Я знаю, врут они, в трубу трубя,
Я знаю, свахи кто, кто повитухи,
Я знаю все, но только не себя.
Я знаю летопись далеких лет,
Я знаю, сколько крох в сухой краюхе,
Я знаю, что у принца на обед,
Я знаю — богачи в тепле и в сухе,
Я знаю, что они бывают глухи,
Я знаю — нет им дела до тебя,
Я знаю все затрещины, все плюхи,
Я знаю все, но только не себя.
Я знаю, кто работает, кто нет,
Я знаю, как румянятся старухи,
Я знаю много всяческих примет,
Я знаю, как смеются потаскухи,
Я знаю — проведут тебя простухи,
Я знаю — пропадешь с такой, любя,
Я знаю — пропадают с голодухи,
Я знаю все, но только не себя.
Я знаю, как на мед садятся мухи,
Я знаю смерть, что рыщет, все губя,
Я знаю книги, истины и слухи,
Я знаю все, но только не себя.

Читайте также:  Как проводится дуплексное сканирование сосудов головы и шеи

Я, Франсуа – чему не рад! –
Увы, ждет смерть злодея.
И сколько весит этот зад,
Узнает скоро шея.*
Франсуа Вийон*2

По мотивам повести Вардвана
Варжапетяна “Баллада судьбы”

Туман редел, стелился над рекой,
Париж дышал осеннею прохладой.
В 12 врат народ валил, что стадо –
Священный город проболел чумой.

*- священник в католической церкви.
*2- поэма основана на историческом факте, когда
Вийон в связи с косвенным участием в драке,
попадает в тюрьму Шатле;

* — извините, до свиданья (фр.).

Ответьте горю моему,
Моей тоске, моей тревоге.
Взгляните: я не на дому,
Не в кабаке, не на дороге
И не в гостях, а здесь – в остроге.

Недолго узник камеры шестой
Лежал, о милосердии мечтая,
О Божьей матери, усладах рая,
И о несправедливости земной.

* * *
В тот год в Париже рано выпал снег,
И на ветвях каштанов вышел синим.
Старела Сена, и пейзаж стал зимним.
Казалось жизнь, замедлила свой бег.
Дорогой снежной поспешал гонец,
Вез письма из тюрьмы для кардинала.
Скакун гасконский выглядел устало –
Хозяин вымотал коня уж под конец.
У папского гонца жизнь под седлом. –
Прошение Вийона кардиналу.
Помиловать! Во что бы то ни стало!
За это он согласен стать ослом!
Но кардинал уехал в Авиньон!*
Там даже в осень травка зеленеет,
Здесь кардинал помедленней стареет,
Лежит в саду, бокал шато*2, балдеет.
О милости его мечтал Вийон.

«Для судей старых их сарай
Я после смерти перестрою,2
Чтоб был не суд, а просто рай,
И всем по креслу дам с дырою,
Из уваженья к геморрою.
А чтоб покрыть расходы все,
Пусть будет оштрафован втрое
Шлюшонка лейтенант Массе».

Весь зал суда от хохота дрожал,
Смеялись даже рыцари, сержанты,
У дам от смеха вниз упали банты,
Казалось, что крылатый конь заржал.

Уж кто его не бил, не сек?
Судьба дала по шее, нет,
Еще дает – так тридцать лет.
Кто жил похуже всех калек –
Того ты упокой навек!

* * *
Сержантам удалось умерить смех.
Здесь стены так еще не сотрясались.
«Вы, как и прежде, вижу, не признались, —
Сипел Дэор, — а это снова грех.

_______________________________________________
* — привет (итал.);
*2- привет (франц.)
*3 — королевский чиновник во Франции Х1–ХУШ в.

Дэор, закончив чтение, присел
Взглянул на публику. Она молчала.
Решения суда воспринимала,
Как узаконенный здесь беспредел.
Вийон конвоем схвачен с двух сторон.
Он всё пытался высвободить руку,
Совсем не думал оценить ту муку,
С которой встретиться ему Харон*2.
Конвой, повозки, башня Сен-Дени,
За нею эшафот – три бруса, петли.
Выводят. Франсуа в надежде: «Если
Людовик*3 вспомнит про былые дни …
Стихи ж читал, и были мы одни:

* * *
__________________________
*- отец Франсуа умер, когда он был еще ребенком.
Мальчика усыновил родственник капеллан церкви Святого Бенедикта Гийом де Вийон, который и дал впоследствии Франсуа свою фамилию;
*2- в греческой мифологии перевозчик душ умерших через реку Стикс до врат Аида. Для уплаты за перевоз покойнику клали в рот монету;
*3 — Людовик Х1 (1423-1483) король Франции с 1461 года из династии Валуа;

«По солнцу вижу – час мой не пробил!
Позвольте, капитан, мне на прощанье,
Вдруг неожиданно закончится свиданье,
Стихи сказать, пока я не забыл:

Но это, дорогие, не финал!

В те времена Париж имел девиз*2,
Поверьте мне, он дорогого стоит:
«Его качает, только он не тонет».
Так и меня сейчас качнуло вниз.

Прошли века. Живут другие люди.
Но, право, и сегодня нас так судят.
Всё, думаю, когда же лучше будет?
Иль вечно попирается закон?
Похоже, прав был Франсуа Вийон:

Взглянул, и помолись,
а Бог рассудит.

__________________________________________
* — взамен повешения, поэту приказывают покинуть
Париж на 10 лет, как рецидивисту. Так в 1460 г. он
благодаря амнистии, избежал смертного приговора.
Но Вийон просит отсрочки высылки и суд на
удивление смилостивился. Это и есть последнее
свидетельство о его жизни. Когда в свет вышло
первое издание его стихов в 1489 г., Вийона уже не
было в живых;
*2- fluactuat nec mergitur (лат.) – будет зыблем и
впредь, но непотопляем.

  • фото (238)
  • художник (202)
  • фотограф (151)
  • креатив (138)
  • Shock (112)
  • живопись (82)
  • фэнтези (80)
  • графика (55)
  • картины (51)
  • природа (46)
  • ню (42)
  • гламур/глянец (32)
  • информация (30)
  • лица (28)
  • анимация (27)
  • дизайн (27)
  • реклама (24)
  • архитектура (21)
  • готика (20)
  • мода/стиль (16)
  • знаменитости (13)
  • музыка (13)
  • скульптура (12)
  • ретро (12)
  • юмор (11)
  • открытки (9)
  • кинематограф (6)
  • декаданс (5)
  • обсуждения,вопросы и пр (5)
  • дизайнеры (4)
  • мои работы (3)
  • литература (3)
  • субкультура (2)
  • театр (1)
  • поэзия (1)

Я – Франсуа,чему не рад:
Увы,ждет смерть злодея;
И сколько весит этот зад,
Узнает завтра шея.

Эти жизнерадостные и,возможно ,пророческие стихи написал то ли поэт,то ли бандит,то ли поэт-бандит,то ли просто оболганный молвой или легендами вечный студент-клирик Франсуа де Монкорбье,более известный под именем Франсуа Вийон (рано осиротевший мальчик был усыновлен родственником,Гийомом Вийоном).
По всей вероятности,Франсуа,родившийся в позднее средневековье или в раннее Возрождение,а точнее — в 1431 году,представлял собою что-то среднее между студентом-вагантом,знакомым нам по песне Тухманова, и бесстыдником Панургом из романа Рабле.Биографическими сведениями о нем мы обязаны лишь сухим строкам судебных документов.Молодой магистр свободных искусств впервые преступил закон 5 июня 1455 года,когда зарезал священника Филиппа Сермуаза.По всей вероятности,в честной схватке,ибо перед смертью убиенный его простил,и,по всей вероятности,по амурной причине,ибо по какой иной можно затеять поножовщину со священником магистру искусств.

8 января 1463 года Франсуа покинул Париж и отправился в Бессмертие.

А теперь несколько стихотворений:

БАЛЛАДА ИСТИН НАИЗНАНКУ

Враг помогает, друг вредит;
Вкус мы находим только в сене;
Бесстыдник тот, кто терпит стыд;
Без равнодушья нет влеченья;
Порука силы — ослабленье;
Бывает мышь страшней, чем слон;
Примета памяти — забвенье;
Не глуп лишь дурень, что влюблен.

Надежен страж, коль крепко спит;
Смех вызывают только пени;
Льстец — тот, кто правду говорит;
Подчас губительно спасенье;
Взлет горше всякого паденья;
Стон тем слышней, чем тише он;
Свет ярче там, где гуще тени;
Не глуп лишь дурень, что влюблен.

Читайте также:  Почему чешется между лопатками на спине

От пьяницы водой разит;
Мы зрячи только в ослепленье;
Кто веселится, тот скорбит;
Недуг желанней исцеленья;
Важней здоровья пресыщенье;
Неряхой часто франт пленен;
Победа хуже пораженья;
Не глуп лишь дурень, что влюблен.

В балладе скрыто поученье,
И говорю я в заключенье:
Лень — лучшая подруга рвенья;
Ложь — то, в чем каждый убежден;
Осел — искусник первый в пенье;
Не глуп лишь дурень, что влюблен.

Перевод Ю. Корнеева

БАЛЛАДА ИСТИН НАИЗНАНКУ

Мы вкус находим только в сене
И отдыхаем средь забот,
Смеемся мы лишь от мучений,
И цену деньгам знает мот.
Кто любит солнце? Только крот.
Лишь праведник глядит лукаво,
Красоткам нравится урод,
И лишь влюбленный мыслит здраво.

Лентяй один не знает лени,
На помощь только враг придет,
И постоянство лишь в измене.
Кто крепко спит, тот стережет,
Дурак нам истину несет,
Труды для нас — одна забава,
Всего на свете горше мед,

Коль трезв, так море по колени,
Хромой скорее всех дойдет,
Фома не ведает сомнений,
Весна за летом настает,
И руки обжигает лед.
О мудреце дурная слава,
Мы море переходим вброд,
И лишь влюбленный мыслит здраво.

Вот истины наоборот:
Лишь подлый душу бережет,
Глупец один рассудит право,
И только шут себя блюдет,
Осел достойней всех поет,
И лишь влюбленный мыслит здраво.

Перевод И. Эренбуга

А вот и победившее стихотворение на поэтическом состязании в Блуа.Выбирайте перевод по своему вкусу.

БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО
СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА

В бесспорное я веры не питаю;
За явь охотно принимаю бред;
Случайность неизбежностью считаю;
Где разрешенье есть, блюду запрет.
Что всем знакомо — для меня секрет.
Хотя мое бесчисленно родство,
Наследства я не жду ни от кого;
С любым играю, не любя картеж;
С крыльца сойдя, боюсь упасть с него,
Отвсюду изгнан и повсюду вхож.

Транжира я, хоть скупостью страдаю;
Мню тех друзьями, кто чинит мне вред;
Спасаюсь бегством, если побеждаю;
Скорблю о пораженьях в дни побед.
Ворона в белый, лебедь в черный цвет
Окрашены для глаза моего.
Кто груб со мной, тот мне милей всего.
Не различаю правду я и ложь,
С учтивостью мешаю озорство,
Отвсюду изгнан и повсюду вхож.

Не скрою, милосердный принц, того,
Что, зная все, не знаю ничего,
Живу с людьми и на отшибе все ж,
Пекусь о многом, алчу одного,
Отвсюду изгнан и повсюду вхож.

Перевод Ю. Корнеева
БАЛЛАДА
(написанная для состязания в Блуа)

У родника я жажду в летний зной,
Я лязгаю зубами в огневице,
В своей стране — я на земле чужой,
Зимой в лесу костром не отопиться.
Я гол, как червь, одетый в багряницу,
Жду без надежды и смеюсь сквозь стон,
В покоях пышных скукою сражен,
Среди веселья жду, что слезы хлынут,
Могучий, я бессилен, как Самсон,
Я всеми принят и всегда отринут.

Все постоянство в зыбкости одной,
Все смутно пред глазами очевидца.
Я сомневаюсь в истине простой,
Я, лежа на земле, боюсь свалиться.
Едва проснусь, ночь наяву мне снится.
Наукой правит случай, не закон,
Весь выигрыш я ставлю вновь на кон,
Наследства жду от тех, кто грош не вынут.
Я все имею и всего лишен,
Я всеми принят и всегда отринут.

К чему мне заниматься суетой,
Когда добычи не хочу добиться.
Кто громко хвалит, тот насмешник злой,
Кто режет правду — обмануть стремится.
Друг истинный поможет убедиться,
Что лебеди всегда черней ворон.
Кто пакостит, мне помогает он.
Я помню все, но смысл из знанья вынут,
Мне ложь и правда на один фасон,
Я всеми принят и всегда отринут.

Принц милосердный, знайте, что закон
Земной я чту с тех пор, как был рожден,
Но к мудрости я знаньем не подвинут.
Что нужно знать мне? Как достать дублон.
Я всеми принят и всегда отринут.

Перевод Ю. Кожевникова
БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО
СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА

От жажды умираю над ручьем.
Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.
Куда бы ни пошел, везде мой дом,
Чужбина мне — страна моя родная.
Я знаю все, я ничего не знаю.
Мне из людей всего понятней тот,
Кто лебедицу вороном зовет.
Я сомневаюсь в явном, верю чуду.
Нагой, как червь, пышней я Всех господ.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Я скуп и расточителен во всем.
Я жду и ничего не ожидаю.
Я нищ, и я кичусь своим добром.
Трещит мороз — я вижу розы мая.
Долина слез мне радостнее рая.
Зажгут костер — и дрожь меня берет,
Мне сердце отогреет только лед.
Запомню шутку я и вдруг забуду,
Кому презренье, а кому почет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Не вижу я, кто бродит под окном,
Но звезды в небе ясно различаю.
Я ночью бодр, а сплю я только днем.
Я по земле с опаскою ступаю,
Не вехам, а туману доверяю.
Глухой меня услышит и поймет.
Я знаю, что полыни горше мед.
Но как понять, где правда, где причуда?
А сколько истин? Потерял им счет.

Я всеми принят, изгнан отовсюду.
Не знаю, что длиннее — час иль год,
Ручей иль море переходят вброд?
Из рая я уйду, в аду побуду.
Отчаянье мне веру придает.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Перевод И. Эренбуга
БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО
СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА

Я у ручья томлюсь, палимый жаждой;
Огнем горю, от стужи трепеща,
На родине, где звук и вид мне каждый
Далек и чужд. Лохмотья и парча;
Гол, как червяк, в одежде богача.
В слезах смеюсь. Хочу лучей и грома.
Жду новизны, что мне давно знакома,
И радуюсь, съедаемый тоской.
Я всемогущ, бессильный, как солома;
Я званый гость у всех, для всех изгой.

Гонюсь за всем, что только взор увидит, —
И не хочу, постыло все вокруг.
Кто доброе мне скажет, тот обидит;
Кто подтолкнет на гибель — лучший друг.
Кто мне солгал, что топь — укромный луг,
Что ворон злой есть лебедь благородный,
Тот будет мне наставник путеводный.
Ложь для меня лишь правды лик другой.
Все видя, слеп. Творю, навек бесплодный.
Я званый гость у всех, для всех изгой.

Читайте также:  Из-за чего на спине появляются прыщи

Принц, это все, конец моей балладе
О неуче под грузом книжной клади,
О барине, родившемся слугой;
А смысл ее? Подайте Христа ради —
Я званый гость у всех, для всех изгой.

Перевод В. Жаботинского

БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО
СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА

Я у ручья от жажды умираю,
В горячке от озноба колочусь,
На зное я от стужи изнываю,
На родине, как на чужбине, бьюсь.
Гол как сокол, а важен, точно туз,
Смеюсь от слез и бегаю ползком,
Жду без надежды, щедрый скопидом,
И выгода бывает мне невпрок,
И радуюсь, оставшись ни при чем.
Везде я гость, гонимый за порог.

Лишь несусветицу я понимаю,
Но истин очевидных не держусь.
Я доверяю только негодяю,
На слово доброе всегда сержусь.
От выигрышей скоро разорюсь,
В казне своей и грош найду с трудом.
Боюсь упасть, когда лежу ничком,
Я с чистой совестью люблю порок,
И, утро величая вечерком,
Везде я гость, гонимый за порог.

Я беззаботно рук не покладаю —
Урвать кусок, за коим не гонюсь.
Владыка, я ни с чем не совладаю,
И походя наукам предаюсь.
И только с тем, как с другом, я вожусь,
Кто мне подменит скакуна одром.
Зову к себе врага и вора в дом,
А правде от меня за ложь попрек.
Все помню, но не толком и добром.
Везде я гость, гонимый за порог.

Принц! Я дружу с людьми особняком,
Законам — друг, но с ними не знаком.
Заклад вернуть уже приходит срок.
Не стал я, много зная, знатоком.
Везде я гость, гонимый за порог.

Перевод С. Петрова
БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО
СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА

Близ родника от жажды умираю,
В ознобе бьюсь, в горячечном огне;
В краю своем в изгнанье изнываю,
И холодно вплотную к печи мне.
Я гол, как червь, и в лучшем полотне.
Изверившись, под смех я слезы прячу
И нахожу в отчаянье удачу.
Я весельчак, но радости лишен.
Я, удалец, в бессилье силы трачу:
Ведь мил я всем — и каждым обойден.

Мне ясно то, о чем я сам не знаю,
Загадочно — бесспорное вполне:
Сомненьями я правду подрываю,
Чтоб истина рождалась, как во сне.
Что найдено — теряется вдвойне;
Час утренний я в ночь переиначу;
Боясь упасть с постели, чуть не плачу;
Зажиточный, я в мелочи стеснен;
Наследства жду — к безродности в придачу:
Ведь мил я всем — и каждым обойден.

Беспечнейший, богатства я желаю,
Чтоб от него держаться в стороне;
Любезному не верю краснобаю,
От честного не жду границ брехне;
Дивится друг вороньей белизне,
И лебеди чернеют наудачу.
Я недруга в друзья себе назначу.
Ложь, истина? Их спор не разрешен.
Я помню все — и попусту судачу:
Ведь мил я всем — и каждым обойден.

Добрейший князь, и вас я озадачу:
Совсем не глуп, а ничего не значу,
Бунтующий, к безропотным причтен.
Мне ростовщик покроет недостачу:
Ведь мил я всем — и каждым обойден.

Перевод В. Перелешина
БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО
СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА

Над родником от жажды умираю,
Как жар, горяч — и как щенок, дрожу.
Свой край родной чужбиной называю
И зябну, коль на угольях лежу.
Гол как сокол, а гоголем хожу.
В слезах смеюсь и жду, хоть ждать не след.
Восторг и радость черпаю из бед.
От горя рот растянут до ушей.
Я верх беру, не ведая побед.
Мне всюду рады, все меня взашей.

Сполна лишь зыбкой дымке доверяю
И лишь во тьме предметы разгляжу.
Я только в верных веру и теряю
И в болтовне ученость нахожу.
Я выигрыш в руках не удержу.
Я ночи жду, коль на востоке свет.
Упасть боюсь, а сам — червям сосед.
Нет ни гроша, хоть слышен звон грошей,
Наследства жду, хоть родственников нет.
Мне всюду рады, все меня взашей.

Все трын-трава мне, чаянье питаю
Найти подход к большому платежу.
Я благозвучным вой котов считаю,
Считаю крайне искренним ханжу.
Я только с тем навеки и дружу,
Кто называет черным белый цвет.
Мне тот помог, кем я в ночи раздет.
Мне все едино — ложь ли, правду шей.
На всех плюю, блюду любой совет.
Мне всюду рады, все меня взашей.

О принц, вниманьем вашим я согрет.
Что слышал я? Неведом мне ответ.
Я глух, но лучше всяких сторожей.
Чем я живу? Надежды ярок свет.
Мне всюду рады, все меня взашей.

Перевод А. Парина
БАЛЛАДА СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА

От жажды гибну я у родника,
Дрожа в ознобе, на костре сгораю;
Мне, как чужбина, родина горька,
Я обретаю все, я все теряю;
Всем верю, никому не доверяю;
Я, червь нагой, корону надеваю,
Я всемогущ, ничем мне не помочь,
Смеюсь сквозь слезы, в старых снах плутаю,
Все принимают, каждый гонит прочь.

Нет в мире постоянней перемены,
Меня неясность истиной влечет,
Я сомневаюсь в том, что несомненно,
В расчете точном вижу я просчет;
Ничто ни с чем сочту наперечет;
В отчаяньи опору обретаю,
А утром говорю: “Настала ночь!”
Все помню, ничего не понимаю.
Все принимают, каждый гонит прочь.

Я беззаботен, всё меня тревожит,
Люблю владеть, но не люблю хранить,
Лишь похвала число обид умножит,
И невиновных легче обвинить;
Лишь тот мне друг, кто станет говорить,
Что белый лебедь – это ворон черный,
Похожа правда на вранье точь-в-точь;
Не предавать, а помогать зазорно,
Все принимают, каждый гонит прочь.

О принц, я сообщаю вам с поклоном:
Живу я только по своим законам,
Но получить награду я не прочь.
Я слеп и глух. Так будьте благосклонны!
Все принимают, каждый гонит прочь.

Читайте также:
Adblock
detector