Почему вампиры кусают в шею

Ученые установили почему вампиры кусают в шею

Не задумывались ли вы, почему во всех фильмах вампиры кусают свою жертву именно в шею, а не в ягодицы или в руку? Традиционный ответ — что они метят в сонную артерию не проходит, ибо даже маленькая ранка в этой артерии благодаря давлению крови в этом месте приводит к сильному фонтанирующему кровотечению и, как следствие, быстрому летальному исходу жертвы. Не этого добивается вампир. Так чего же? Ответ неожиданно нашли исследователи под руководством Фредерика Либерсата (Frederic Libersat) из израильского университета Бен-Гурион (Ben-Gurion University of the Negev in Israel).

Собственно, вампиры сами по себе их не интересовали. Они изучали поведение изумрудных тараканьих ос (Ampulex compressa), обитающих в тропических районах Африки, Индии и островов Тихого океана. Осы эти интересны тем, что используют тараканов в качестве живой кормушки для своих личинок. По сути они превращают тараканов в зомби, управляя их поведением.

Осы нападают на тараканов и частично парализуют их. Для этого они жалят таракана, после чего он сохраняет способность к передвижению, но не может двигаться самостоятельно. Тогда оса берет таракана за усики и ведёт к своей норе. Там она откладывает на его брюшко яйца и оставляет в норке. Появившиеся личинки используют таракана в качестве пищи, а затем окукливаются. Через некоторое время из норки выходит новое поколение ос.

Ученые уже давно установили, что, чтобы приручить таракана, оса должна ужалить его дважды: сначала она кусает его в область груди, чтобы парализовать передние конечности, а затем в голову, что парализует определенную область мозга. В 2003 году Фредерик Либерсат с коллегами ввели осам меченые аминокислоты, входящие в состав имеющихся в яде белков. Благодаря этому ученые смогли проследить перемещение радиоактивных изотопов в нервной системе таракана Ученые обнаружили, что яд локализован в основном в области мозговых ганглий таракана, в частности, надглоточном ганглии (SupEG) и в подглоточном ганглии (SEG). Известно, что это области мозга, участвующие в управление двигателем у некоторых насекомых.

Совсем недавно, Либерсат и его коллеги показали, что яд содержит блокатор нейромедиатора октопамина. Вводя таракану вещество, блокирующее действие октопамина в область подглоточного ганглия (SEG), ученые смогли воссоздать поведение укушенных осой тараканов.

Гипотеза ученых сводится к тому, что для начала движения нейроны из подглоточного ганглия посылают сигнал в мозг, в надглоточный ганглий, где, собственно и принимается решение, которое спускается обратно в подглоточный ганглий. Инъекции в SEG блокиратора существенно нарушают первую часть пути.

Но самое интересное начинается дальше. Если за двигательную активность отвечают ганглии, расположенные и на шее (подглоточные), и в мозгу (надглоточные), почему бы осе не жалить жертву прямо в голову, то есть в мозг? Ученые проверили и этот вариант. Оказалось, что инъекции в SupEG приводят даже к большей блокировке двигательной активности, но результаты ее непредсказуемы. Видимо, из-за близости SupEG к другим центрам мозга яд может действовать и на другие очаги, вследствие чего поведение жертвы оказывается непредсказуемым.

При чем же здесь вампиры? Совершенно ни при чем. Вампиры — это всего лишь сказка. Но если бы в действительности существовал бы организм, стремящийся подчинить себе человека, превратив его в зомби, он непреложно должен был бы совершать инъекции блокиратора в область, в которой, с одной стороны не будут затронуты центры, отвечающие за высшую нервную деятельность, а с другой — контролирующие всю двигательную активность организма. Лучшей области, чем шея тут не придумаешь. Эксперименты на осах наглядно показали это.

Вампиры – это самые популярные представители существующей нечисти. По-русски говоря, эти кровососы называются упырями (от слов «пить», «упиваться»), еще их называют «носферату» («не умершие»).

Бессмертный, но мертвый

Вампиры живут вечно при условии, что есть чем поживиться. Интересно, но при этом они сохраняют свой разум. Они способны мыслить. Они сохраняются как личности, в отличие, например, от тупоголовых бессмертных зомби (живых мертвецов). В общем, вампир остается таким, каким был при жизни, но, в отличие от живого человека, он ведет ночной образ жизни. Днем он «отдыхает» в своем гробу или склепе.

Как уже было сказано выше, на тему «Существуют ли вампиры» имеется немало научных споров. Люди веками ломают голову над этим, в то время как вампиры бродят среди нас. Действительно, природа вампиризма вообще не изучена. Мы до сих пор не можем дать ответ на вопрос о том, как выстоять против армии ночных кровососов (и, поверьте, мы говорим не о комарах)!

Куда кусают вампиры

Итак, мы с вами выяснили, что вопрос «Существуют ли вампиры?», как минимум, представляет научный интерес, что заставляет задуматься о серьезности этого мистического феномена. А теперь давайте узнаем, в какие места нас может укусить этот кровосос в случае встречи с ним.

  • в большинстве случаев вампир может прокусить вам сонную артерию, расположенную на шее, так как здесь больше всего крови (это самое излюбленное место укуса);
  • вены, расположенные на запястьях наших рук – не менее «вкусное» место;
  • возьмите на заметку, что некоторые изощренные вампиры ухитряются сосать кровь из области сердца (!) и даже на животе (ниже пупка на один сантиметр), но это уже экзотика для самого кровососа!
Читайте также:  Как быстро плыть на спине

О клыках…

В одном из трактатов под названием «Существуют ли вампиры среди нас?» знатоки ведут спор о клыках.

Укус вампира – это еще не смерть

Как вы думаете, существуют ли вампиры (фото возможных вампиров представлены в нашей статье), которые не убивают своих жертв? Конечно, да! Если кто не знает, то жертва вампира никогда не умрет от первой с ним встречи! Те, кто считают иначе, просто заблуждаются. Ведь, если бы это было так, то на нашей планете давно бы вымерли все живые люди, а по опустевшим городам и деревням бродили бы одни голодные и печальные вампиры! Запомните, что умирают только те люди, к которым у кровососов имеется какое-то особое, предвзятое отношение. В этом случае вампиры начинают посещать их ночь за ночью до тех пор, пока жертва не умрет.

Существуют ли настоящие вампиры?

Все в природе живет по своим законам – физическим, математическим, политическим и так далее. Вампиры, как и прочая нечисть, являются исключением из всех правил, подчиняющимся земным законам и здравой логике. И, тем не менее, мы не можем со всей уверенностью утверждать, что настоящих вампиров не существует! Ведь мы же с вами верим в гадания, в гороскопы, в медиумов и экстрасенсов, более того, многие из нас не раз сами в этом убеждались!

  • вампир ни в коем случае не может просто взять и ворваться в чужое жилище, высосав кровь у первого встречного человека;
  • он имеет право войти только в тот дом, где уже был при жизни или где бывал в качестве вампира, или в тот, куда его позвали;
  • чтобы его остановить, достаточно просто закрыть (даже не запереть!) дверь или оконное стекло;
  • без приглашения ни один вампир не посмеет зайти в ваш дом, именно поэтому первые жертвы – это его родня и знакомые.

Пожалуй, нам пора заканчивать. Итак, что мы узнали о вампирах? Да, собственно говоря, ничего мы о них и не узнали! Как говорится, не пойман – не вампир. Согласитесь, еще ни один вампир не был задержан нарядом полиции до выяснения личности. Но все же запаситесь чесноком и не забудьте распятье, ведь мало ли, как бывает…

Об авторе: Игорь Геннадьевич Яркевич — писатель.


Ни дня без крови.
Фото Михаила Бойко

Обычно вампир не помнит, как он стал вампиром. Не помнит вампир и свою довампирскую жизнь.

Но он – особенный вампир. Он помнит. Не всю, конечно. И помнит плохо. Но другие вампиры вообще ничего не помнят. Стал вампиром – значит, стал вампиром. И зачем надо помнить, что было до того, как, значит, стал вампиром?

Он помнит и это – как стал вампиром. Как его укусили. Другие вампиры об этом, как и о своей довампирской жизни, тоже не помнят. Укусили – значит, укусили. Значит, стал вампиром. И какая разница, как укусили и как стал? Теперь нужно быть вампиром и самому кусать других. Но он помнит. Это случилось на анализе крови. Тогда он был еще человек. Тогда ему как человеку делали анализ крови.

Медсестра, которая берет кровь, долго не могла взять у него кровь. Он был не гитарист, но кончики пальцев были твердые, как у гитариста. Поэтому она долго не могла получить от него кровь. Она ему колола пальцы иголкой, но кровь не шла и не шла. Иголка ломалась за иголкой. Уже стала волноваться очередь. Кровь в конце концов нужно сдавать всем. В русских поликлиниках на анализ крови длинные очереди, а после анализа крови надо еще обойти других врачей тоже. Но крови все не было. Кровь не шла. Медсестра побледнела. Но потом уже не выдержала и посмотрела на него как-то странно. Потом все-таки сдержалась и еще несколько раз пыталась взять кровь. Но потом все-таки не выдержала и посмотрела все так же странно. Но не на палец. На шею. Так на людей люди не смотрят. Так на людей смотрят вампиры, когда собираются людей укусить. Потом она прокусила ему вену. Не на шее. На ноге. Вампиры не всегда кусают в шею, а куда им удобнее в данный момент. Потом он потерял сознание. Потом очнулся и стал вампиром.

Так у него началась вампирская жизнь.

Недавно он пришел ко мне. Церковь пока еще не готова к приходу вампиров. Церковь вампиров слушать не будет. Поэтому вампиры, когда хотят рассказать всю правду о мире вампира, идут к русским писателям.

Читайте также:  От чего могут быть прыщи на спине

Современный вампир – это вампир XXI века. Он не так загадочен и романтичен, как классический вампир. Он ближе к человеку. Он почти как человек. Ну, почти как человек. Он уже не боится дневного света и солнца. Он днем в гробу не спит. Днем он себя теперь чувствует так же уверенно, как ночью. Просто днем у него все равно меньше возможностей. Но днем он теперь может все то, что раньше – только ночью. Может не спать. Может и кусать. Он отражается в зеркале. Он больше не летает и не сходит тенью со стен. Он уже не так привередлив. Он уже пьет не только кровь. Пьет и другие жидкие субстанции. Но кровь любит больше. Но это не значит, что он будет пить только кровь. Он охотно пьет все то, что пьют русские люди, – водку и нефть. Он толерантен, политкорректен и всеяден. Он открыт и доступен. С ним можно поговорить, и он не укусит. Хотя, может, и укусит. Но укусит не сразу. Сначала с ним можно поговорить. Вампир относится к человеку как к равному. Он, правда, не любит называть человека человеком. Ему больше нравится называть человека донором.

Чувства вины у вампира перед донором нет. Вампир себя виноватым перед донором не считает. Вампир тоже не виноват, что он – вампир. Вампир сам себя не кусал, когда стал вампиром. Но все-таки донору больно. Льется кровь. У донора ужас на лице. Неизвестно, что с донором будет дальше. Поэтому что-то похожее на чувство вины у вампира есть.

Современному вампиру во многом сложнее быть вампиром, чем вампиру классическому. Современному вампиру нельзя кусать всех подряд. Мир уже не тот, что при классическом вампире. И кровь уже тоже не та. И все уже не то. Плохая экология, поэтому нельзя кусать ни птичек, ни мышек, ни собачек. Не все так просто и с человеком. Нельзя кусать донора, когда у донора СПИД, триппер, свиной или куриный грипп или пока еще не выявленные наукой совсем новые болезни. Донора также не рекомендуется кусать, когда донор – наркоман или когда в компьютере донора есть компьютерный вирус. Но всех, кого кусаешь, на СПИД или компьютерный вирус не проверишь. Приходится рисковать. Каждый донор – загадка. Каждый укус донора – вампирская рулетка. Такая вот она, вампирская жизнь.

На вампира действует все. Вампир – он как осенняя муха. Он нежный. Он ранимый. Он более уязвим, чем предыдущий классический вампир.

И он более ангажирован в реальность. XXI век – это его век. Век вампира. Вампир XXI века не боится проблем XXI века. Вампиры первыми вышли на демонстрацию против развертывания ПРО в Европе. Поэтому американцы отменили ПРО. С вампирами не хочет связываться никто. Даже американцы.

Но вампирской мафии нет. Вампиры каждый сам по себе. У них нет своего клуба. Нет даже своего сайта. Живут и кусают как умеют. Карьеры не делают. В высшие эшелоны власти не идут. Там много света. Вампир света не боится. Но сам добровольно на свет не пойдет. Вампиру хорошо и внизу. Внизу света меньше, а свежая кровь есть всегда. Поэтому вампиры вместе собираются редко. Но когда вампиры собираются вместе, то вопрос всегда один – может ли вампир укусить другого вампира, если уже дальше нельзя без свежей крови, а донора рядом нет? Вообще-то вампиры друг друга не кусают. Терпят. Есть цеховая солидарность. Есть вампирское братство. Есть родство по крови. Для людей это давно пустые слова, но для вампиров пока нет. Есть вампирская совесть: сам пропадай, а товарища не кусай. Есть вампирское мужество: сам без крови пропадай, а товарищу крови попить дай. Но есть и вампирское правило: ни дня без крови. Так что вампиры иногда друг друга все-таки кусают. Но только тогда, когда уже некого кусать. Все уже укушены. Но только тогда. И чтобы этого не видели другие вампиры.

У вампира есть и другой выход, если рядом нет донора. Выход в патриотизме и киномании. Поэтому вампир – патриот и киноман. Когда вампиру некого кусать, то у вампира нет свежей крови. Тогда вампир сам не свой. Тогда у вампира ломка. Истеричное состояние. Бессонница и днем, и ночью. Тогда вампир может думать только о свежей крови, только о ней, о ней одной, и ни о чем другом. Тогда вампир, чтобы заглушить ломку и отвлечься от бессонницы, думает о России и смотрит кино.

Вампир к фильмам о вампирах относится равнодушно. Это не его кино. Это фильмы про классических вампиров, а современного вампира, то есть его, в кино пока нет. Хотя вампир к Голливуду относится хорошо и посмотрел все, что в Голливуде снято. Но фильмы про вампиров вампир бы с удовольствием укусил.

Читайте также:  Когда можно сидеть после операции на позвоночнике

К фильмам про Дракулу вампиры относятся плохо. Тем более вампиры не любят, когда вампир, как Дракула, засвечен. Они считают, что ничего такого особенного Дракула не показал. Но его распиарили. Другие вампиры не хуже.

Кино про гомосексуалистов и китайцев вампиру нравятся больше, чем фильмы про вампиров.

Тут все одно и то же. Никто не хочет смотреть про себя. Гомосексуалисты и китайцы тоже не любят фильмы про гомосексуалистов и китайцев. Гомосексуалистам и китайцам интереснее смотреть кино про вампиров.

К литературе вампиры равнодушны. Но им нравится Салтыков-Щедрин. Даже и не сам Салтыков-Щедрин. Им нравится то, что сказал о нем Розанов. Что Салтыков-Щедрин напился вдоволь русской крови и сытый лег в могилу. Так что Салтыков-Щедрин для вампиров не просто любимый писатель, но и кумир. Всем бы вампирам прожить так.

Вампиры – авангард русского гражданского общества. Вампиры борются за свои права активнее других. У вампиров много претензий к женскому геноциду. И не надо вампирам морочить голову феминизмом. Вампирам виднее. Например, медсестрами в поликлинику или там больницу или там на станцию переливания крови заборщиками крови берут только женщин. Хорошо, когда вампир – женщина. Тогда у нее все нормально. Тогда ей больше ничего и не надо. После донора, даже если донора не кусать, всегда остается немного крови. А если вампир – мужчина? Как тогда? Ведь ему тоже надо быть поближе к крови. И его можно понять; ему без крови нельзя.

И таких предрассудков, оскорбляющих честь и достоинство вампира, много.

Вампиры, конечно, сложа руки не сидят. Вампиры идут работать в МЧС или в милицию. Там, конечно, кровь есть. Крови там хватает. Но на станциях переливания крови все равно лучше.

Вампир хорошо знает не только где в России есть кровь. Вампир хорошо знает не только эту, кровяную, часть России. Вампир хорошо знает и всю Россию. Вампиры больше знают о русской природе, чем сами русские. Русские преувеличивают феномен своего несовершенства. Русские с ним носятся, а сами не знают, откуда он и когда впервые появился. Русские не хотят понимать метафизику русского порядка вещей. Районные поликлиники есть не только у русских. Они появились давно. Появились они в райском саду. Первым вампиром была женщина. Она еще там, в райском саду, стала забирать кровь у мужчины, который был с ней рядом в райском саду. Она там делала анализ крови для Господа Бога. Но это знают только вампиры. Вампир – патриот. Он – русский парень. Он каждый раз плюется, когда выпьет западную кровь. Или кровь мигрантов. Ничего нет вкуснее русской крови. Он никогда не променяет русскую кровь ни на какую другую кровь. Но его очень много раздражает в русских. Что русские не хотят понимать феномен своего несовершенства. Что русские не хотят посмотреть на самих себя сквозь призму вампира.

Вампиры живут не вечно, но все же дольше людей. Впереди у вампира целая вечность. Вампиры еще дождутся про себя хорошего кино. И когда люди научатся иначе относиться к вампирам. Пока люди их боятся, и вампиры для них артефакт. За пределами кино люди пользоваться вампирами для бизнеса и для жизни не могут и в ближайшее время вряд ли смогут.

Россия – не самая лучшая для вампиров страна. В искусстве, экономике и спорте вампиру делать нечего. У вампира только один путь – в медсестру в поликлинике, забирающую кровь на сахар, на реакцию Вассермана и на все остальное, на что в поликлиниках берут кровь. Поэтому приходится делать операцию по перемене пола. Или выглядеть женщиной, подходящей для этой работы. Начальство в поликлиниках поумнело. Оно не знает про вампиров. Оно в них не верит. Но если будешь выглядеть мужчиной, на работу не возьмет.

Меня уже не удивляет мужеподобность медсестер в поликлиниках, забирающих кровь. Меня уже не удивляет и то, как они пристально смотрят на шею донора. Я знаю, что они вампиры. Меня это не смущает. Так надо. Они все равно делают людям анализ крови аккуратнее и быстрее, чем сами люди. Так даже лучше. Лучше вампирам. И лучше людям. Лучше всем.

Мой знакомый вампир тоже теперь женщина и медсестра в поликлинике.

Скоро я пойду к нему на анализ крови. Он еще мне многое хотел рассказать про жизнь вампиров.

Читайте также:
Adblock
detector